Театр у моста - 2017

2017


05.03.2017 Обсуждение спектакля «На дне» театра «У Моста» на V Международном фестивале CHELoВЕК ТЕАТРА. Александр Вислов (г. Москва, Россия)

Это 154-й фестиваль театра «У Моста» и, наверное, мы 18 или 19 раз встречались в разных городах с этим уникальным, удивительным, особым, вносящим свой неповторимый штрих в картину театрального ландшафта России, театром. Конечно же, без мистики не получилось. Я вижу спектакль второй раз и довольно подробно обсуждал его в Перми. Хочется отметить, что благодаря такому умному, глубокому, настоящему руководителю театра Сергею Павловичу Федотову, я вижу, как живет, развивается, дышит спектакль, появляются новые краски, новые задумки. Я был рад, снова увидеть «На дне», хотя в спектакле так и не появился мой любимый горьковский персонаж Кривой Зоб, который говорит важнейшую фразу: «Скоро весна». Да! «Скоро весна» – она бы так пришлась нам на этом фестивале. Надеюсь, этот персонаж появится в спектакле в дальнейшем. Важная штука, которую невозможно не отметить, меня поражает Сергей Федотов, он не только режиссер, а еще и художник и сценограф. Это совершенно удивительная история, когда театр, не обладая какими-то громадными бюджетами, большими ресурсами, умеет делать такую грандиозную декорацию. Так тщательно и точно воссоздана Горьковская ночлежка, с потрясающим чувством вкуса и меры, которое свойственно этому театру и этому человеку. Сергей Павлович очень точно создает это самое дно – ужасное место, но обжитое этими людьми, которые ютятся там годами и им свойственно ко всему привыкать и не замечать ужаса этого дна. И это соединение ужаса и кошмара, а с другой стороны, человеческой теплоты, удивительным образом передано в сценографии и пространстве. Спектакль начал разрастаться в разные стороны по актерской линии и в нем существует три типа существования и это очень любопытно и занятно примечать. Я вновь вижу великих, гениальных, грандиозных Сергея Мельникова и Владимира Ильина – потрясающих артистов, наблюдать за которыми каждый раз большое удовольствие и счастье, их герои чрезвычайно горьковские. Смотришь на Мельникова и вспоминаешь великого Москвина. Лука в его исполнении – старец, примеряющий христианские позиции, святость, это тот самый русский тип странника… бедуин, ходок. Вместе с этим мы видим очень непростую биографию персонажа, то, что он рассказывает жителям ночлежки лишь одна пятнадцатая часть того, с чем пришлось столкнуться этому человеку. И вот это сочетание святости и порочности замечательным образом сыграно Мельниковым. То, что играл Москвин в роли Луки в разные годы своего творчества, в варианте, представленном Мельниковым, соединено воедино. Также всегда дико интересно наблюдать за Ильиным – это такой совершенно особый уникальный русский артист, который умеет сыграть диапазон порывов, от святости доброкачественных душевных излияний и до лжи, объективно разбившей эту изначально душевную чистоту, присущую каждому человеку. Ангелы и дьявол, которые постоянно борются… и побеждает то один, то другой. И совершенно замечательным образом Ильин это передает. Рядом с этими персонажами есть совершенно неожиданные, с точки зрения прочтения этой пьесы. Совершенно удивительный Васька Пепел – Александр Шаманов. Васька обычно романтический герой, романтик-красавец с шевелюрой…А в этом спектакле он не такой, и сразу понимаешь почему Наташа-то не идет к нему. Ведь это действительно опасный человек. В 90 годы у нас у всех были пересечения с различными мафиозниками. Я хорошо помню свое чувство, когда общался с такими, он может даже как-то тебя приветливо приобнять и улыбнутся, но никогда не понимаешь: то ли он сейчас тебе нож воткнет, то ли миллион подарит – и вот такая непредсказуемость, страшна. Действительно Васька Александра Шаманова – вор! И воров сын. Абсолютно не романтический герой, как принято играть эту роль. При всех положительных качествах и обаянии этого Пепла, постоянно есть опасность. А рядом с персонажами, которые прорастают в наше сегодня, есть такие персонажи, которые вроде запущены Федотовым через МакДонаха, его любимого автора. И еще раз повторю, кроме театра «У Моста», никто в России не умеет так ставить МакДонаха. Кроме одного Федотова… Не получается ни у кого – что-то у них не срастается. Сергей Федотов чувствует ирландский дух, который мистическим образом чувствуется и в его артистах. Например Бубнов – Илья Бабошин – это абсолютно МакДонаховский персонаж, прорастающий из Горького в Ирландию. Это очень любопытно, замечательно, интересно сделано. Все разные, не знаю - сознательно или нет, погруженные в общую картину нашей общей культурной истории связанной с этой пьесой. Удивительный синтез разных подходов, разных эпох, классических и неклассических горьковских персонажей. Горьковских персонажей спаяных с МакДонаховским дыханием и движением. В этой большой культурной истории, связанной с этой пьесой, соединяются разные актерские образы, методы гармонично и оправданно. Прекрасная работа Анны, страшная на самом деле маска смерти, которая проступает на глазах у Светланы Алоновой. Потрясающая, как всегда у Сергея Федотова гармоничность, цельность, слияние людей, пространства и мысли.